Александр Брыков – Санлт-Петербург, Россия

Александр Брыков

О себе,

Александр Брыков. Поэт, композитор, автор-исполнитель песен под гитару. Лауреат многих конкурсов авторской песни.

Разговор   атеиста    с Богом

Признаюсь, я крещеный атеист.

Не существуют ангелы и черти…

Не верю в продолженье после смерти,

Но… С древа жизни мой сорвался лист,

Свершилось… все ж я ноги – протянул.

На этом свете мне не есть окрошку…

Коньки отбросил я не понарошку,

Преставился, копытца подзагнул.

Но, если честно, я – как на духу –

При жизни был невероятный свинтус!..

Какой сквозняк… несет меня под плинтус…

А вот – опять прибило к потолку…

И вверх куда-то я несусь!

Прилично так… и ускоряюсь даже…

А все что снизу, мне уже не важно –

Пока, ребята, к вам я не вернусь…

…Скорей, не я – летит моя душа

В тревожную и радостную полость…

И – тишина… А где же Божий Голос?

Пока что мне не слышно… ни шиша…

…«Устал с дороги, хочешь ли присесть?» –

Подшучивает надо мной Глас Божий.

И я к нему своей небритой рожей:

«О, Боже, слава Богу, что Ты есть!»

«Лишь Ты, Всевышний, можешь мир спасти

От суеты, жестокости и боли…

Надеюсь, у Тебя все под контролем,

В чем сомневаюсь, Господи прости.»

С времен Адама все пошло не так,

Надеюсь, ты рассчитывал иначе.

С тех пор, признайся, много накосячил.

У раз Ты есть, зачем такой бардак?!!

На что Господь, сиянье ниспослав,

Ответил мне, дикуссию итожа:

«Могу я быть или не быть, раб Божий.

Ты здесь, наверно, в чем-то прав!»

И над челом моим – Его рука:

«Тебя, сын Мой, за все сей час прощаю.

А есть ли Я – увы, не Я решаю!»…

Темнеет… Время… Занавес… Пока…

РАСКАЧАЛИ

Ничему не учит нас история,

Раскачали все-таки мирок…

Не понявши пули траекторию,

Нажимаем снова на курок.

Мы ведем себя как дети малые

На своей единственной земле.

Не пролить бы слезы запоздалые,

Оказавшись в огненном котле.

Тьма идет опять тропой не узкою,

Продолжая свой кровавый пир.

Сколько русских перебили русские,

Защищая и спасая русский мир.

Потирай, европа, руки радостно,

Смертоносное устроив дефиле.

«Москали» с «хохлами» встали яростно,

Все – свои, и на своей земле.

 «Из победы вам не будет празднества!»,

Нам кричат из глубины веков.

И в быту, скажи, какая разница:

«-енко» он в конце или на «-ов».

Не хотим мы слышать ничегошеньки,

Что вдогонку предки нам кричат.

И дождемся – снова люди в кожанках

К нам в квартиры строго постучат?

Хоть живем сегодня в век компьютерный,

Да, похоже, это все – не впрок.

До чего ж на сердце, братцы, муторно…

Раскачали все-таки мирок…

Послали сте

Орнитолог (ироническое)

Неподвижны, скованны, тих.

Победитель

До сих пор мне как-то неприятно

Чувство, не остывшее, вины…

Это был конец пятидесятых,

Лет пятнадцать после Той войны.

Днем обычным, солнечным, неброским,

Мы шагали праздно, налегке,

Я, в красивой новенькой матроске,

С мамой, как всегда – рука в руке.

Так мы шли по улице беспечно.

Тут внезапно, страшноват на вид,

Грохоча замызганной дощечкой,

Подлетел безногий инвалид.

На руках обмотки, тельник в дырках,

Беломор в зубах и дым кольцом…

А еще запомнил бескозырку

Над небритым и улыбчивым лицом.

Из-за мамы я разглядывал калеку,

И от страха, кажется, ревел.

Что смешного – получеловеку,

Я понять в ту пору не сумел…

До сих пор стоит перед глазами

Этот укороченный моряк.

В той войне пожертвовал ногами

Понимаете, он все-таки не зря.

Вместо тех, кто в бойне уничтожен

И не смог дожить до мирных лет,

Радовался, потому что – дОжил

Тех, не дОживших, удачливый полпред!

Хохотал, слюнявя папироску,

Мной был горд, что, цел и невредим,

Я ревел в дурацкой той матроске.

Он смеялся. ОН ведь победил!

Незатейливый    вальсок

 Петербургские дремлют каналы,

Петербургские дремлют мосты…

В глубине их томятся устало

Вод потоки – темны и пусты.

Над Невою опять непогода,

Руки прячутся сами в карман…

Мелкий дождик опять на Обводном,

И на Карповке снова туман…

Отразится в Смоленке случайно

Лодки старой прогнивший остов.

А какие скрываются тайны

В темных сводах гранитных мостов!

Берега Черной Речки в тумане…

И на Невках стоит полный штиль.

Тихо спит в предрассветном дурмане

Беспокойный ночной Оккервиль.

Ветер носится в невской тельняшке,

Листьев жухлых несет шепоток.

Присмирели Фонтанка и Пряжка,

Да и Шкиперский дремлет Проток.

Не проснуться и Мойке под утро –

Ветер осени ряби нагнал…

И мерцает седым перламутром

Рядом с Мойкою Крюков Канал.

И привычным осенним ненастьем,

Ты, дыханье свое затаив,

Наблюдаешь, как с Божьим участьем

Просыпается Финский залив,

Как подсвеченным северным утром

Волны тихо уходят в песок…

Лишь поэтому над Петербургом

Незатейливый слышен вальсок.

Орнитолог (ироническое)

Неподвижны, скованны, тихи,

Сажены по клеткам, по страницам,

Недооперившиеся птицы,

Недопрозвучавшие стихи…

Снегири, соловушки, дрозды…

Все они подспудно музыкальны.

Суждено ж не каждому – банально

Долететь до утренней звезды.

И глядят сквозь прутики окрест

Робкие рифмованные узники…

Нет на крыльях оперенья – музыки,

Чтоб, взлетев, покинуть свой насест.

Для кого-то это чепуха…

Но, добавив крыльям оперенье,

Новое являю измеренье,

Проявляя музыку стиха!

Leave a Reply

Ваша адреса е-поште неће бити објављена. Неопходна поља су означена *